статистика каталог исполнителей песен  
песни: 61179
группы: 12214
  • A
  • B
  • C
  • D
  • E
  • F
  • G
  • H
  • I
  • J
  • K
  • L
  • M
  • N
  • O
  • P
  • Q
  • R
  • S
  • T
  • U
  • V
  • W
  • X
  • Y
  • Z
  • А
  • Б
  • В
  • Г
  • Д
  • Е
  • Ж
  • З
  • И
  • К
  • Л
  • М
  • Н
  • О
  • П
  • Р
  • С
  • Т
  • У
  • Ф
  • Х
  • Ц
  • Ч
  • Ш
  • Щ
  • Э
  • Ю
  • Я

  • В сети

    Популярные исполнители:

    Eminem
    Faster Pussycat
    Rata Blanca
    Ready For Monday
    Proof
    Еремин Сергей
    N'Sync with Joe
    K-Risma
    Pitney Gene
    Beborn Beton
    King Ben E
    Anathema
    Cans
    Фелiчita
    Hell Razah
    Oliver Dragojevic
    Downtown Singapore
    Shaby
    Marcos Hernandez
    Your Best Friend
    Furries
    Dashboard Confessionals
    Blindmans Holiday
    Сергей Рогожин
    Osbourne Ozzy
    Harry McClintock
    Common and Q-Tip
    Lisa 'Left Eye' Lopes
    DDR
    Nu'a Derenda
    Demonic Christ
    Chattanooga
    The Genius and GZA
    Red Rat
    Lamb Of God
    Ovidiu Komornic
    Girls Against Boys
    Orlando Tony And Dawn
    Lee Brenda
    Юлий Ким »

    Юлий Ким Волшебная Сила Театра текст песни

    Волшебная Сила Театра

    Пояснение.
    Василий Васильевич Капнист — комедиограф 18 века.
    Василий Кириллыч Тредиаковский — поэт 18 века.
    Курносый царь — Павел Первый.

    Капнист пиесу накропал громадного размера
    И вот он спит в то время как царь-батюшка не спит:
    Он ночь-полночь пришел в театр и требует премьеру,
    Не знаем, кто его толкнул — история молчит.

    Партер и ложи — пусто все, ни блеску ни кипенья;
    Актеры молятся тайком, вслух роли говоря,
    Там где-то в смутной глубине маячит жуткой тенью
    Курносый царь и с ним, кажись, еще фельдегеря.

    Вот отмахали первый акт: все тихо как в могиле;
    Но тянет, тянет холодком оттуда — тьфу-тьфу-тьфу;
    Играть второй пришел приказ, и с богом приступили,
    В то время как фельдегерь: «Есть!» — и кинулся во тьму.

    Василь Васильевич Капнист метался на перине,
    Опять все тот же страшный сон, который был в четверг,
    Где он восходит на Олимп и, подошед к вершине,
    Василь Кириллыч цоп его за ногу и низверг.

    За ногу тряс его меж тем фельдегерь с предписаньем
    Изъять немедля и в чем есть отправить за Урал,
    И впредь и думать не посметь предерзностным мараньем
    Бумагу нашу изводить дабы хулы не клал.

    И не успел двух раз моргнуть наш, прямо скажем, Вася,
    Как был в овчину облачен и в сани водворен,
    Трясли ухабы, тряс мороз, а сам-то как он трясся
    В то время как уж третий акт давали пред царем.

    Краснел курносый иль бледнел впотьмах не видно было,
    Фельдегерь: «Есть!» — и на коня, и у Торжка нагнал,
    Дабы сугубо наказать презренного зоила,
    В железо руки заковать, дабы хулы не клал!

    «Но я не клал, — вскричал Капнист, точа скупые слезы,
    Я ж только выставил порок по правилам искуств,
    Но я ж его и обличил, за что ж меня в железы?
    И в пятом акте истребил — за что ж меня в Иркутск?»

    Меж тем, кузнец его ковал с похмелья не проворно,
    А тут еще один гонец летит во весь опор —
    Василь Васильевич Капнист взглянул, вздохнул покорно
    И рухнул русский ювенал у позлаченных шпор.

    Текли часы, очнулся он — задумчивый и вялый
    Маленько веки разлепил и посмотрел в просвет:
    «Что, братец, там за городок? Уже Иркутск, пожалуй?»
    «Пожалуй, барин, Петербург — последовал ответ.»

    «Как Петербург? — шепнул Капнист, лишаясь дара смысла, —
    Вас, барин, велено вернуть до вашего двора,
    А от мороза и вообще медвежий полог прислан
    И велено просить и впредь не покладать пера.»

    Да, испарился царский гнев уже в четвертом акте,
    Где змей порока пойман был и не сумел уползть.
    «Сие мерзавцу поделом,» — царь молвил и в антракте
    Послал гонца вернуть творца, обернутого в полсть.

    Все ближе, ближе Петербург и вот уже застава,
    И в пятом акте царь вскричал: «Василий, молодец!»
    И на заставе ждет уже дворцовая подстава
    И только прах из-под копыт и махом во дворец.

    Василь Васильич на паркет в чем был из полсти выпал
    И тут ему и водки штоф и пряник закусить
    «О, негодяй! — промолвил царь и золотом осыпал, —
    По что заставил ты меня столь много пережить?»

    Во как было в прежни годы,
    Когда не было свободы.



    Форма обратной связи